• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:50 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.

@темы: ПЧ

19:29 

просто игра

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Вы отмечаетесь в этой записи, а я:
1. Рассказываю вам, какие ассоциации у меня вызывает ваш аватар, выпавший на коммент.
2. С каким запахом вы у меня ассоциируетесь.
3. Каким цветом у меня отображается в мыслях Ваш ник-нейм.
4. В каком фильме или книге я сделал бы вас главным героем.
5. А вы берете этот пост себе в дневник.

обо мне от Инири

@темы: ПЧ

20:53 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Добро пожаловать, Ticky!



Рад, что Вас заинтересовала моя история!

@темы: ПЧ

14:41 

продолжение... Глава 2.

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
– Доброе утро, герцог! – разорвал тишину комнаты громогласный голос Дмитрия, и в лицо Винсента ударил яркий солнечный свет. Вельможа проснулся, однако не спешил открывать глаза. Он медленно потянулся всем телом, по мышцам прокатилась сладкая ломота. И тут герцогу вспомнилось ночное происшествие. Он резко открыл глаза и приподнялся на локтях, однако ничего говорящего о нем в комнате не было. Винсент перевел удивленный взгляд на слугу.
Дмитрий, широко улыбаясь, смотрел на господина. В его руках уже был брючный костюм с пиджаком и жилетом мягкого песочного цвета. Герцог собрался, было, что-то спросить, но передумал и лишь кивнул головой, соглашаясь с выбором бывшего священнослужителя. Дмитрий помог Винсенту снять ночную рубаху и надеть белую шелковую рубашку с длинными кружевными манжетами. Затем слуга подкатил кресло-каталку, но прежде чем усадить в нее господина, помог ему облачиться в брюки с проглаженной «стрелочкой» и начищенные темно-коричневые туфли.
– Сколько я поспал? – спросил герцог, одергивая жилет и вытаскивая из-под рукавов пиджака кружевные манжеты рубашки.
– Практически двадцать часов, – улыбнулся Дмитрий. – Мне кажется, Ваша хворь отступила.
– Ты прав, – кивнул Винсент. – Я отлично себя чувствую. А для чего ты разбудил меня?
– Мисс Телбот уже давно ждет Вас к завтраку, – отчеканил Дмитрий и, взявшись за ручки на спинки кресла, вывез господина из комнаты. Преодолев небольшой коридор, он ввез Винсента в ванную комнату, стены и пол которой покрывала плитка из дорого розового мрамора с потемневшим золотым узором, высокие окна закрывала тончайшая белая тюль, а под потолком вилась замысловатая лепнина. Посреди комнаты стояла начищенная медная ванна, накрытая красным атласным полотном. По углам стояли высокие стеллажи из темного дерева, на полках которых теснились разнообразные благовония, некогда привезенные Винсентом из восточных стран. Когда герцог переехал в эту усадьбу, по его приказу были переделаны практически все комнаты, но ванную он оставил в первозданном виде. Старинный стиль, отдаленно напоминающий античный Рим, пришелся герцогу по душе, и единственное, что он привнес в эту комнату, – пара высоких зеркал в темных деревянных рамах. К одному из таких зеркал и подвез его Дмитрий.
С ровной серебряной глади на Винсента взглянул мужчина с суровым лицом, на котором залегли складки морщин. Даже крепкий сон не смог разогнать с этого лица тень печали, и она затаилась в темных мешках под глазами, которые были отчетливо видны на бледной коже. Герцог провел рукой по подбородку, на котором проступила черная щетина. Это была одна из особенностей его организма – он мог побриться с утра и лишь к вечеру второго дня на его лице проявлялся отголосок щетины.
Дмитрий принес со стеллажа бритвенные принадлежности и пару белых накрахмаленных полотенец. Все это он сложил перед Винсентом на небольшой тумбе, где уже стоял медный таз для умывания с теплой водой, от которой тонкой струйкой поднимался ароматный пар, а одно из полотенец закрепил на плечах герцога, дабы не испачкать пиджак при бритье.
Винсент окунул ладони в теплую воду, а потом тщательно набрал горсть и умыл лицо. Взяв в руки мыло, он растер им подбородок и принялся тщательно сбривать черную щетину опасной бритвой. Тонкое отточенное лезвие легко смахивало мыльную пену, а вместе с ней и жесткие волоски.
Через пару минут подбородок герцога был гладко выбрит, и мужчина с удовольствием растирал его ароматной водой с тонким запахом сандалового дерева. Дмитрий тем временем расчесал длинные волосы Винсента и завязал их черной лентой в тугой хвост.
– Теперь я хотя бы отдаленно похож на дворянина, – усмехнулся вельможа, глядя на отражение бывшего священнослужителя. Дмитрий улыбнулся ему в ответ.
– Думаю, мисс Телбот оценит Ваши старания.
Винсент лучезарно улыбнулся и, сорвав с плеч полотенец, еще раз придирчиво осмотрел свое отражение. Его излюбленная челка, закрывавшая большую часть лица, уже довольно сильно отросла, и в скором времени нужно будет вызывать цирюльника. А в остальном герцог остался доволен своим внешним видом. Он кивнул Дмитрию, и тот, взявшись за ручки кресла, вывез господина в коридор.
Теперь от столовой их отделяло только одно препятствие, которое Винсент не мог преодолеть самостоятельно уже почти пять лет, – лестница. Дмитрий подвез хозяина вплотную к первой ступеньке и помог пересесть на стул, специально поставленный рядом с лестницей, затем спустил кресло вниз и вернулся за герцогом. Взяв Винсента практически на руки, слуга медленно сошел по ступенькам и посадил вельможу в кресло.
Герцог тяжело вздохнул, глядя на два стула, стоящих сверху и снизу лестницы. Это было еще одно обстоятельство беспомощности, к которому он долго привыкал, но которое стало неотъемлемой частью каждого его дня.
Дмитрий уверенной рукой взялся за ручки на спинке кресла и ввез господина в столовую, где их уже ждала Элена. Девушка была все так же, как и вчера, одета в школьную форму с белым передничком. Однако у Винсента не возникло ощущения, как при первой их встрече, что перед ним сидит маленькая девочка. Герцог видел, как грациозно поднялась со стула и склонилась в учтивом поклоне леди.
– Доброе утро, – зазвенел серебряным колокольчиком голос Элены. Винсент посмотрел в ее искрящиеся голубые глаза и не смог сдержать улыбку. Девушка улыбнулась в ответ. Она так же грациозно опустилась обратно на стул с высокой спинкой. – Хорошо ли Вам спалось?
– Благодарю, – улыбнулся Винсент. Дмитрий подвез кресло к столу и оправился на кухню, чтобы подать завтрак. В столовой повисла неловкая пауза. Винсент смотрел на девушку и не знал, о чем говорить. Его сжигало любопытство – пригрезилось ли ему ночное происшествие или нет, однако спрашивать об этом Элену было, как минимум, не учтиво.
Наконец, появился Дмитрий, несущий в руках серебряный поднос с дымящимися тарелками. На губах слуги появилась довольная усмешка, но он, не проронив ни слова, принялся расставлять завтрак. Через пару мгновений на столе уже стояли фарфоровые тарелки с овсянкой и небольшой кофейный сервиз. Дмитрий разлил черный напиток по маленьким чашечкам и отступил, ожидая возможных поручений.
– Нет ли у Вас сливок или молока? – робко спросила Элена, перемешивая серебряной ложечкой сахар. Винсент удивленно приподнял бровь.
– Этот кофе лучше не портить молоком или сливками, – мягко сказал он, хотя слуга уже отправился на кухню. – Этот кофе привезен с плантации моего отца в Африке. Я рассказывал Вам об этом месте...
– Нет, – горячо возразила девушка. В ее больших голубых глазах появился блеск любопытства. – Вы рассказывали мне о плантации табака и о Вашем маленьком друге.
Винсент усмехнулся. У герцогов Хенгрэйвов хватало богатых земель, о чудесах которых можно было рассказывать часами. И нельзя было сказать, что у Винсента это не вызывало чувство гордости. Он сам не раз приумножал эти богатства, однако все это великолепие померкло для него с тех пор, как он не смог подняться с постели.
– Один молодой лорд проиграл эту землю моему отцу в карты, – с усмешкой начал рассказывать герцог. Он неспешно водил серебряной ложкой по белой поверхности каши, а Элена и вовсе забыла о еде. – Он тогда убеждал моего отца, что на этой земле находится золотоносная шахта. Но на самом деле шахта оказалась давно брошенной, мне едва удалось уговорить отца не подавать жалобу на лорда в Королевский суд. Когда мы с отцом прибыли на эту землю, я был поражен.
Он замолчал и сделал небольшой глоток кофе. Терпкий аромат вызвал воспоминания, и стоило вельможе прикрыть глаза, перед его внутренним взором поплыли милые сердцу пейзажи. Элена нетерпеливо заерзала на стуле, однако не тревожила мыслей герцога.
– Мне тогда было лет восемь от роду, – продолжил рассказ Винсент после недолгого молчания. – И я даже представить не мог, что в мире существуют до такой степени красивые места. Небольшая гора, заросшая молодыми сильными деревцами. Самые диковинные животные, о которых тогда я слышал лишь от учителей. Мы с моим другом дни и ночи проводили в маленьком деревянном домике, построенным когда-то давно золотоискателями. Было так забавно представлять себя золотодобытчиками, отважными искателями приключений. Гувернеры для нас были дикими хищниками, от которых необходимо было скрываться, или бандитами, желающими заполучить наше золото. И вот когда мы в очередной раз прятались в лесу от «злобной тигрицы-людоедки» - толстой няни Маргарет, мы натолкнулись на удивительное сооружение. Это был храм какого-то местного бога войны. Самое удивительное сооружение, которое мне когда-либо довелось повстречать.
Сам храм представлял собой огромную статую языческого божества, восседающую на троне. Статуя была страшной ровно настолько же, насколько и огромной. Голова льва с разинутой пастью, а тело с четырьмя парами рук-лап, и в каждой такой лапе этот бог держал какое-нибудь оружие. Мы долго ходили кругами вокруг этого сооружения, ища вход. Знаете, дети мыслят совершенно иначе, и нам не верилось, что такое огромное каменное строение может быть просто статуей. Как ни странно мы оказались правы.
Первый догадался Фридрих. Он и предложил залезть на плечи этого бога, чтобы посмотреть окрестности. Когда же мы забрались наверх, мы обнаружили, что пасть льва не просто раскрыта, она уходит внутрь статуи черным провалом. В тот день мы побоялись заходить внутрь. Мы вернулись в нашу хижину и собрали все необходимое для похода.
Винсент прервал рассказ и сделал глоток кофе. Девушка ловила каждое его слово, глядя восторженными глазами герцогу в лицо. Этот взгляд польстил мужчине.
– Что-то я разговорился и совсем отвлек Вас от завтрака, – покачал головой вельможа. Его голос сквозил показным раскаянием. Элена хотела возразить, но Винсент опередил ее слова:
– Мисс Эскирн была бы очень недовольна нашей беседой во время еды.
Девушка лукаво улыбнулась, взяла в руки серебряную ложку и погрузила ее в молочную гладь овсяной каши. Ее голубые глаза хитро поблескивали из-под полуопущенных ресниц.

@темы: повесть о герцоге, глава 2

14:39 

продолжение... Глава 2.

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Винсент медленно открыл глаза. В комнате было очень-очень темно. Лишь тонкая полоска лунного света проникала сквозь не плотно задвинутые шторы. Сон категорически не хотел отпускать мужчину, но дискомфорт все-таки пересилил. Правое плечо затекло так, что по всей руке перестала циркулировать кровь, а на груди было что-то давящее, мешающее дышать.
Мужчина повернул голову, и ему по лицу мягко скользнуло несколько паутинок. Винсент встряхнул головой, но паутинки лишь сильнее защекотали щеки. Герцог резко дернул правую руку, чтобы стряхнуть их, однако рука осталась лежать, словно зажатая между кроватью и слишком большим грузом, чтобы его можно было вот так просто поднять. Винсенту сделалось не по себе. Доктор Грей давно предупреждал его, что болезнь может прогрессировать. Он попытался пошевелить кончиками пальцев, получалось плохо, а о том, что что-то вообще получалось, герцог догадался, потому что пальцы едва уловимо касались бедра.
Винсент приподнялся на левой руке, и с его груди медленно скатилось что-то теплое. Давящее ощущение пропало, а к правой руке мгновенно начала приливать кровь – кончики пальцев закололо сотней иголочек. Мужчина принялся растирать плечо. Неожиданно его рука наткнулась на что-то мягкое, лежащее рядом с герцогом на кровати. Громко чертыхнувшись, мужчина в темноте дотянулся до тумбы, нашарил на ней огниво и, неловко орудуя онемевшей рукой, зажег свечу.
Тусклый свет мягко вспыхнул, отвоевав у темноты только поверхность кровати. Но Винсенту не нужно было больше, чтобы разглядеть, что рядом с ним, сладко посапывая, спит мисс Телбот. Мужчина мгновение рассматривал, как трепещут пушистые ресницы девушки, а потом потушил свет. Он откинулся на подушки и закрыл глаза, но сон не шел. Поворочавшись еще какое-то время, герцог приобнял спящую Элену за плечи и медленно погрузился в царство Морфея.

@темы: повесть о герцоге, глава 2

18:55 

Продолжение критики "Пролога"

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Сообщество: ШКОЛА НАЧИНАЮЩИХ ГРАФОМАНОВ (критика и рецензирование Ваших произведений)
читать дальше

19:34 

Критика дневника

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Сообщество: Сritique
читать дальше

19:09 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
19:08 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Добро пожаловать, Юнистас!



Рад, что Вас заинтересовала моя история!

@темы: ПЧ

19:04 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Добро пожаловать, Desiderata!



Рад, что Вас заинтересовала моя история!

@темы: ПЧ

11:08 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Добро пожаловать, Margo Dreamfinder!



Рад, что Вас заинтересовала моя история!

@темы: ПЧ

11:03 

Критика "Пролога"

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Сообщество: ШКОЛА НАЧИНАЮЩИХ ГРАФОМАНОВ (критика и рецензирование Ваших произведений)
читать дальше

22:02 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Как я понимаю многих моих дорогих читателей интересует мое душевное состояние после того злополучного "поста", который был вывешен в порыве эмоциональной перегрузки.
Прошу Вас, мои дорогие, не беспокойтесь! Со мной все в порядке.
Сегодня целый день провел в торговом центре, запасаясь подарками для друзей и знакомых, и сам не заметил, как заразился Новогодним настроением! Оказывается, и на меня, совсем как на ребенка, действуют разноцветные гирлянды...

И еще раз спасибо Вам огромное за заботу, поддержу и теплые слова!

@темы: ПЧ, личное

21:27 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Добро пожаловать, AngelsHeart!



Рад, что Вас заинтересовала моя история!

@темы: ПЧ

00:04 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Поздравляю всех с католическим Рождеством!


@темы: ПЧ

19:13 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Стоит поверить в сказку, и сказка убьет тебя.

Только ты смягчишь сердце, как самые близкие вонзят в него нож.

А потом удивляются, когда Добрая Фея берет в руки автомат.

@настроение: в самое сердце...

@темы: личное

20:03 

Часть 1. Глава 2.

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Летняя духота царила везде, кроме темных покоев герцога Хенгрэйва. Время давно перевалило за полдень, но в его комнате все еще было темно и прохладно. Плотные шторы надежно закрывали окна, защищая помещение от палящего солнечного света и жары.
Винсент возлежал на многочисленных подушках, заложенных под спину. Он бездумно теребил в руках сандалового слоника, гладя его потемневшую от времени спину. Ему невольно вспоминались тонкие пальчики Элены, водившие вот так же по этим узорам еще вчера. Ее большие голубые глаза, столь выразительные, что в них можно было увидеть даже малейший отголосок секундных эмоций девушки, вот так же внимательно рассматривали замысловатые завитушки.
Дверь в комнату бесшумно открылась, но герцог не отвел взгляда от статуэтки. Он был уверен, что это пришел Дмитрий уговаривать его все-таки переодеться в камзол и позавтракать.
– Добрый день, Винсент! – звонко разнесся в тишине комнаты высокий женский голосок. Герцог вздрогнул и резко поднял глаза. Прямо перед ним, застенчиво заложив руки за спину и слегка раскачиваясь на каблуках, стояла мисс Телбот. Сегодня она, как и в день знакомства, была одета в школьную форму. Ее алые губки обиженно надулись, когда она заметила растерянное выражение лица герцога, отчего Элена стала похожа на маленькую девочку лет семи.
– Вы не ждали меня? – спросила она, подходя к кровати и садясь на край.
– Нет, – честно ответил Винсент, но тут же спохватился:
– Дмитрий должен был вчера известить Вас о том, что нет нужды посещать меня сегодня.
– Что? – изумилась девушка. И ее огромные голубые глаза стали еще больше. – Я не получала никаких посланий!
Герцог нахмурился. Кажется, своевольный слуга опять все сделал по-своему. Его поведение иногда просто раздражало Винсента, но иногда эти взбалмошные поступки были весьма кстати, и герцог начинал задумываться, а не ведет ли до сих пор бывшего святого отца божье проведенье. Так и сейчас. Не было большей радости, чем появление Элены.
– Мне сегодня необходимо было прибыть в школу, чтобы рассказать о первых днях знакомствах с Вами моей учительнице и одноклассницам, – широко заулыбалась девушка. Она нисколько не было огорчена тем, что герцог не ждал ее, и беззаботно щебетала, как маленькая иволга в саду.
– Что же Вас так обрадовало? – спросил Винсент. Когда-то давно он тоже учился в закрытой школе, однако годы бурной молодости стерли детские воспоминания, и герцогу было действительно любопытно, что могло порадовать юную леди в посещении школы.
Элена заулыбалась еще шире, на ее щеках появился румянец.
– Прошу Вас, только не обижайтесь, – заговорщицким тоном заговорила девушка, слегка наклоняясь к мужчине. – Просто всем моим подружкам достались жуткие зануды! Они уже в первые дни нагрузили бедных девушек работой, а я прекрасно провожу время в компании герцога!
Мисс Телбот заливисто рассмеялась, и Винсент не мог не улыбнуться вместе с ней.
– Но Вы, кажется, чем-то расстроены? – отдышавшись от смеха, спросила Элена. Ее детская беззаботная радость так быстро сменилась тревожным сопереживанием, что герцог невольно изумился.
– Я получил письмо, – скупо ответил мужчина. Поднявшееся, было, настроение быстро улетучилось, уступив место привычной хандре.
– В нем содержалось плохое известие? – спросила девушка. Она придвинулась ближе к герцогу и подтянула ножки на кровать, поджав их под себя. Элена заглянула ему в глаза, и Винсент не мог не заметить, как разрастается тревога в ее чистых глазах.
– Оно на тумбе. Прочтите, – равнодушно бросил он, отводя взгляд от этих пронзительных омутов и вновь разглядывая спину слоника. Мисс Телбот еще какое-то мгновение смотрела на герцога, но потом потянулась, взяла с прикроватной тумбы измятый лист, разгладила его и вгляделась в ровный подчерк.

– «Дорогой Винсент! – девушка, наконец, принялась зачитывать письмо вслух. – Я вновь пишу тебе, хотя и знаю, что ты вновь мне не ответишь. А жаль... Я скучаю. И Фридрих, хотя он не подает вида. Но я-то знаю! Он скучает по вашей дружбе, безумным поездкам, а больше всего по интригам и приключениям, которые закончились в нашей жизни с тех пор, как из нее ушел ты.
Нас по-прежнему не выпускают из замка без сопровождающих. А после того, как мой ненаглядный братец пытался бежать, ему запретили даже ездить верхом, и он все дни напролет проводит в тренировочном зале, который вы с ним оборудовали у нас в подвале.
Ему очень тяжело, как и мне. Все еще надеюсь, что ты приедешь навестить нас вместе со своим отцом, который, кстати, исправно заезжает к нам с досмотрами. Вот и сегодня прибыл. Долго кричал на стражу за то, что они разрешили мятежнику использовать в тренировках настоящее оружие. Они тут же исправили свою ошибку и отобрали у брата все оружие, включая столовые ножи. Но думаю, ему все возвратят сразу после того, как твой отец покинет усадьбу. А иначе нам попросту нечем будет есть!
Кроме твоего отца к нам «в гости» исправно наведывается майор, который устраивает в доме полный погром, и я очень долгое время не могу ничего найти. В последний свой визит он забрал у меня зеленое платье, что вы с Фридрихом дарили мне на праздник весны. Дескать, в карнавальном наряде может скрываться тайная переписка. Вздор! А ничего не поделаешь! Обещал вернуть после досмотра, но я уже не надеюсь на это... Моя шкатулка с драгоценностями так и не вернулась...
Моя последняя и самая преданная служанка вчера покинула нас. Долго извинялась, но сказала, что так работать в ее возрасте невозможно. Днем за ней по пятам ходит стража, а вечерами вызывает на допросы этот чокнутый Сандерсон! Он извел у нас всю прислугу, и люди больше не хотят идти к нам работать. Приходится довольствоваться стряпней тюремного повара, которую каждое утро нам привозит майор. А убираться самой.
Обидно. Но больше обидно, что от тебя нет известий! Хотя я тебя и не виню.
Очень хотелось бы знать, где ты? Как твое здоровье? Пошел ли ты на поправку?
От твоего отца не выбьешь и полслова о тебе. В каждый новый приезд я вижу его все угрюмее, надеюсь, что это никак не связано с ухудшением твоего самочувствия! Хотя, о чем я? Когда твоего отца заботило что-то, кроме прибыли? Прости, что вновь говорю об этом...
В общем, у нас все в порядке. Я и брат пребываем в полном здравии и очень надеемся, что ты прибудешь навестить нас... или хотя бы напишешь послание.
Черкни нам хоть пару слов!
Прошу!
Искренне твоя, Иветта
».

Элена замолчала и внимательно посмотрела на герцога, Винсент же по-прежнему вертел в руках статуэтку. Лицо его было непроницаемо, и нельзя было понять, что он чувствует и о чем думает в эти мгновения.
– Что Вас так расстроило в этом письме? – тихо спросила девушка. – Она же пишет о том, что у них все хорошо.
Мужчина поднял глаза и пристально посмотрел на мисс Телбот. Его черные глаза застила белесая пелена, а морщины проступили четче, чем обычно, сделав его еще старше.
– Вы ведь напишете ей?
– Нет.
– Отчего? Она же ждет ответа! – не унималась девушка. Винсент нагло усмехнулся, в его взгляде появились недобрые искорки.
– У меня целый ящик писем, на которые она ждет ответа, – спокойно бросил он.
– Но ведь она переживает о Вас! – с какой-то ноткой обиды в голосе выкрикнула девушка, и Винсент удивленно приподнял бровь. На щеках Элены тут же появился алый румянец, и она смущенно потупила взгляд.
– Я когда-нибудь расскажу тебе всю эту историю, – мягко сказал герцог, кладя руку поверх ладони девушки, в которой она сжимала письмо от Иветты. – А пока могу тебе сказать, что у нас с ней не было ничего, что бы давало ей право переживать обо мне. Она просто сестра моего друга... моего бывшего друга, – с горечью поправился Винсент. Его взгляд совсем потух, и мужчина угрюмо замолчал, углубившись в свои воспоминания.
– Что Вас так огорчает? – попыталась успокоить его хоть как-то мисс Телбот.
– Я уже говорил, что в моей жизни есть люди, которые портят мне настроение одним своим появлением? – сказал мужчина. Его голос был переполнен сарказмом. – Так вот, Иветта относится к тем людям, одно упоминание о которых портит мне настроение. Она и ее дражайший братец.
Винсент только сейчас заметил, что всего его пробирает мелкая дрожь. Элена, похоже, тоже это заметила, она приложила маленькую ладошку ко лбу герцога и тревожно нахмурилась. Герцог замер, сердце бешено заколотилось в груди от этого мягкого прикосновения.
– У Вас жар, – тихо сказала она и отняла руку от лица мужчины, но ощущение прохлады от тонких пальчиков сохранилось на коже.
– Вам нельзя так переживать, – укоризненно произнесла девушка. – Я схожу за Дмитрием…
Элена легко соскочила с кровати и быстрым шагом покинула комнату. Винсент проводил ее печальным взглядом и опустил глаза. На краю кровати осталось лежать письмо, герцог схватил пергамент, испещренный ровными буквами, смял его в кулаке и швырнул в дальний угол.
Дмитрий, как всегда, не заставил себя ждать. Не прошло и минуты, как дверь комнаты открылась, и в помещение вошел бывший священнослужитель. Он окинул тревожным взглядом господина и быстро подошел ближе.
– Может, послать за доктором Греем? – сдержанно поинтересовался он, хотя и знал ответ на свой вопрос.
– Нет, – холодно бросил Винсент. – Со мной все в порядке.
– Мы так и подумали, – широко улыбнулся слуга и, обернувшись через плечо, выразительно посмотрел на дверь. В этот момент в комнату зашла Элена, в руках она несла серебряный поднос, где покоился высокий узкогорлый фужер с какой-то жидкостью. Девушка обворожительно улыбнулась, подошла к постели герцога и аккуратно опустилась на самый краешек. Она поставила поднос себе на колени, взяла в руки фужер и подала его Винсенту.
– Выпейте, – попросила мисс Телбот, по-прежнему обворожительно улыбаясь. Герцог принял фужер, вопросительно посмотрел сначала на девушку, затем на Дмитрия, и принюхался. Жидкость сильно пахла травами, и Винсент легко вычленил в общем аромате пустырник, душицу, мяту, чабрец и многие другие травы, действующие как успокоительное и снотворное. Он сделал маленький глоток, настойка была горьковата, но приятна на вкус. Мужчина залпом осушил фужер.
– Вот и хорошо, – ласково произнесла Элена. – А теперь засыпайте…
Винсент посмотрел на девушку и понял, как сильно его клонит в сон. Он зевнул, прикрыв ладонью рот, и откинулся на подушки. Едва его голова их коснулась, герцог погрузился в глубокий сон.

@темы: повесть о герцоге, глава 2

19:23 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Добро пожаловать, Инири!



Рад, что Вас заинтересовала моя история!

@темы: ПЧ

19:02 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
В очередной раз сменил дизайн. Скажите, так лучше или вернуть прежний?

@темы: ПЧ

17:49 

Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Приветствую Вас, Асгерд!



Рад, что и Вас заинтересовала моя история!

@темы: ПЧ

Повесть о герцоге Винсенте

главная